Narrow search


By category:

By publication type:

By language:

By journals:

By document type:


Displaying: 21-30 of 83 documents

Show/Hide alternate language

0.116 sec

21. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 2
Н. Г. Баранец, А.Б. Веревкин Natalia G. Baranetz
Верят ли ученые в научные революции?
The metaphor of the scientific revolution in scientists’ reflexion

abstract | view |  rights & permissions
Статья раскрывает философское содержание радикальной теологии, выявляя две основные группы принципов, задействованных теологами для построения своих «систем» – принципов диалектики и деконструкции. В статье раскрывается сущность радикальной теологии как религиозного мышления, преодолеваю-щего и переживающего «смерть Бога», рас-сматривается генезис радикальной теологии в работах Ф. Ницше, выражающийся в исчезно-вении объективной истины и падении мира сверхчувственных идей на землю; и в работах Г. Гегеля, представившего Бога в виде диалектического процесса самоотрицания. Это противоречие развивается в работах Т. Альтицера и В. Гамильтона, которые видят сегодняшний мир в трагическом свете – конечность и обреченность становятся основными категориями в их мышлении. Бог является диалектическим процессом, который полностью воплощается в современности, ликвидируя всякую тайну и инаковость. Деконструктивистская же теология представляется на примере таких философов, как М. Тэйлор, Дж. Капуто, Дж. Ваттимо, которые строят онтологию на идеях Ж. Деррида, представляя мир в качестве бесконечной сети означающих, связанных в необъятную непознаваемую структуру.
22. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 2
А. С. Соловьева Aleksandra S. Solovyova
Философия Солона: развитие личностного начала и понятия меры
Solon’s philosophy: the development of personality and the concept of “measure”

abstract | view |  rights & permissions
В статье рассматривается философия афинско-го политического деятеля Солона, заложивше-го основы демократического устройства Аттики. Цель работы – изучить особенности мировоззрения Солона, а также исторический контекст, который повлиял на его формирование. С помощью историко-генетического метода в статье анализируются политико-социальные предпосылки появления философии мудреца. Историко-сравнительный метод используется для критического осмысления древних источ-ников. Типологический метод помогает соотнести мировоззрение Солона с общим разви-тием античной мысли архаической эпохи. В основе исследования лежит исторический подход, который необходим, чтобы связать формирование философии афинского мудреца и тех событий, которые происходили в полисе в архаический период Эллады.В современной историографии Солон чаще всего рассматривается как политический деятель, законодатель Аттики. Мировоззрение «семи мудрецов» изучается в общем контексте становления античной общественной мысли. Новизна и актуальность данной статьи заключаются в детальном рассмотрении новых понятий, которые появляются в мировоззрении Солона как одного из представителей «семи мудрецов» и прослеживаются в дальнейшей философии древней Греции, а именно – появ-ление индивидуализма и понятия «меры».В античное время Солон причислялся к «семи мудрецам», которых почитали эллины. Фило-софия «семи мудрецов» – это начальный период формирования древнегреческой мысли, постепенный отход от эпического и мифологического восприятия мира. Отсюда необходимость детального изучения данного периода формирования философской мысли. Актуальность данной темы подтверждается тем, что мировоззрение «семи мудрецов» – совершен-но новый этап развития античного мировоз-зрения. Появляются новые категории и понятия, которые отсутствуют в эпическом мировосприятии эллинов. Взгляды «семи мудрецов» заложили основу для последующего раз-вития философии в Элладе.Несмотря на то, что у древних авторов список лиц, которые причисляются к семи мудрецам, постоянно меняется, Солон упоминается почти в каждом перечислении мудрецов. Кроме этого, изучению мировоззрения Солона помогает сохранность источников, которые описывают его деятельность. Особенно важны сведения Аристотеля, Геродота, Плутарха. Не менее важны сами элегии законодателя, сохранив-шиеся до нашего времени, которые отражают взгляды Солона на современную ему действительность. В статье изучаются мировоззрение законодателя, появление понятия «меры» в философии мудреца. Рассмотрение социаль-но-политического контекста помогает понять, в каких условиях происходило становление лич-ности Солона. Реформатор, будучи благородного происхождения, занимался торговым делом, что повлияло на его образ жизни и вос-приятие действительности. Солон жил в эпоху, когда шла постоянная аристократическая борьба, которая подрывала стабильность афинского полиса. Кроме этого, господство знатных родов приводило к тому, что простым людям было недоступно участие в политиче-ской жизни. Солон был свидетелем данных процессов, которые повлияли на его мировоз-зрение. Несправедливость, постоянная борьба за власть, корыстолюбие, злоупотребление – те категории, которые мудрец осуждает, про-тивопоставляя им любовь к родине, закон, чувство меры. Исторический анализ биографии Солона позволяет сделать выводы о том, как формировались взгляды афинского мудреца.
23. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 2
О. В. Парилов, Р. В. Собко Oleg V. Parilov
Концепция духовной мудрости Иоахима Флорского и ее связь с русской христианской гносеологией
The concept of spiritual wisdom of Joachim Florsky and its connection with Russian Christian epistemology

abstract | view |  rights & permissions
Цель статьи – исследование оригинальной христианской гносеологии средневекового итальянского мыслителя-мистика Иоахима Флорского. Задачи – рассмотреть официаль-ную позицию римско-католической церкви по отношению к флорскому аббату; взгляды Иоахима на схоластику, его концепцию духовной мудрости (духовного понимания); связь гносеологических построений калабрийского аббата с восточно-христианской традицией и русской религиозной философией XIX века. Методологическая база статьи – совокупность следующих методов: герменевтического (авторская интерпретация современных зарубежных и средневековых латинских текстов), сравнительно-исторического, единства исто-рического и логического, анализа и синтеза, аналогии.Полученные результаты и основные выводы исследования. Творчество Иоахима демонст-рирует яркое многообразие гносеологических доктрин позднего европейского Средневеко-вья. Утверждаемая калабрийским аббатом, в противовес схоластике, концепция духовного знания (doctrina spiritualis) понимается им прежде всего как опыт переживания веры. Научный метод и цель познания определяются Иоахимом монастырской жизнью: мудрость монахов (sapientia monachorum), рассуждающую о предмете любви (dissertatio caritatis), он ставит выше мудрости докторов, схоластов (sapientia doctorum). Источником религиозной мысли калабрийского аббата выступает Литургия: не чтение и упражнение ума, а молитва, хвала Богу в пении псалмов есть подлинный источник истины. Очевидна связь гносеологических построений Иоахима с его ключевыми историософскими идеями, в частности конец истории – эпоха Святого Духа – явит преобра-жение человека и обнаружит полноту его духовного знания. Таким образом, кратчайший путь к истинному познанию – монашеская практика. Онтологизм познания, трактовка подлинного знания как опыта живой веры, утверждение гносеологии на фундаменте литургической практики, любви и совершенствовании духа – в этих чертах очевидна связь иоахимизма с восточно-христианской и русской религиозной традициями.
24. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 2
В. М. Розин Vadim M. Rozin
Размышление, инициированное знакомством с книгой В.А. Кутырева «Сова Минервы вылетает в сумерки»
Thoughts, initiated by reading Vladimir Kutyrev’s book “The Owl of Minerva Takes Its Flight Only at Dusk”

abstract | view |  rights & permissions
В статье анализируется последняя книга Владимира Кутырева, причем автор обращается к его работам второй раз. Первый раз Вадим Розин дал рецензию в журнале «Вопросы философии» на другую книгу Кутырева «Бытие и Ничто». В данном случае автор утверждает, что дискурс в новой книге трудно назвать научным. Обосновывая это положение, Розин анализирует понятия «бытие» и «небытие», показывая, что использование этих понятий Кутыревым не может быть отнесено ни к традиции Парменида, ни к традиции Мартина Хайдеггера. Эти и многие другие понятия Кутырева напоминают художественные образы. Возражает Розин и против истолкования Кутыревым роли техники в современной культуре, а также негативной оценки им творчества таких философов, как Кант, Гуссерль, М. Бахтин, Г.П. Щедровицкий. Опираясь на свои исследования науки и техники, Розин характеризует негативные последствия научно-технического развития, намечая сценарий становления новой цивилизации и культуры, в рамках которых эти последствия, вероятно, будут минимизированы.
25. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Игорь Дмитриевич Невважай Igor D. Nevvazhay
Манифест правовой философии
The Manifesto of the Right Philosophy

abstract | view |  rights & permissions
Манифест правовой философии заявляет проект возможного развития современной неклассической философии. В философии постмодерна ряд фундаментальных идей классической философии был подвергнут сокрушительной критике. Две идеи классической философии стали предметом критического осмысления в данной статье. Вопервых, это метафизическая идея о наличии себетождественного бытия. Вовторых, представление о существовании «первичных» оснований объективного знания о мире. Неклассическая философия есть философия различия. Я предлагаю интерпретировать фундаментальное различие как единство обозначаемого и обозначающего. Это различие продуцирует разнообразные противоположности, в особенности, различие между наблюдаемым и наблюдающим, а знак есть граница между ними. Другой идеей правовой философии является различение факта и права и демонстрация того, что неклассическая философия использует аргументы, которые являются не достоверными фактами или бесспорными аксиомами, а мнениями, которым может быть придан правовой статус и которые являются модальными (деонтическими) суждениями. Это означает, что философский разум должен ориентироваться на создание норм (мышления, переживания, действия), которые обеспечивают эффективное взаимодействие человека (человеческого общества) с окружающим миром и являются условиями сохранения и воспроизводства че-ловеческого в человеке. Тогда философия берет на себя решение новой задачи: обоснования прав человеческого разума и создание соответствующего законодательства. Правовая философия – это не традиционная философия права, а специфическое движение философской мысли, которое подчинено идее права (в широком смысле слова); это попытка сделать философию семиотичной, нормативной, коммуникативной, правовой, законной.
26. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Святослав Вячеславович Шачин, Владимир Александрович Кутырев, Евгений Валерьевич Масланов, Алексей Анатольевич Тарасов, Артем Маркович Фейгельман Svyatoslav V. Shachin
Франкфуртская школа в контексте основных тенденций историко-философского процесса в современной Германии
The Frankfurt School and the Main Trends of the Historical-philosophical Process in Contemporary Germany

27. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Елена Аркадьевна Тахо-Годи Elena A. Takho-Godi
А.Ф. Лосев – профессор нижегородского университета: к 125-летию со дня рождения мыслителя
Aleksei F. Losev, Professor at the Nizhny Novgorod University. On the 125th birthday anniversary

abstract | view |  rights & permissions
Работа посвящена одному из эпизодов в истории русской философии и в научной биографии выдающегося русского мыслителя А.Ф. Лосева (1893–1988). Статья в концентрированном виде обобщает все биографические материалы, связанные с историей преподавания А.Ф. Лосева в стенах Нижегородского университета и нижегородского Института Народного образования в 1919–1921 годы. В период работы в Нижнем Новгороде Лосев был избран профессором и заместителем декана истори-кофилософского факультета, выступал с докладами и читал разнообразные курсы – по фи-лософии, эстетике, философии музыки, классической филологии, античной литературе и древним языкам, самостоятельно и абсолютно свободно определяя программу и ракурс рассмотрения материала. В Нижнем Новгороде Лосев получил уникальный жизненный опыт как лектор, педагог и как организатор науки.
28. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Ольга Евгеньевна Столярова Olga E. Stolyarova
О чем можно говорить и о чем следует молчать: релятивизм, скептицизм, апофатизм
What can be Said, and What must be kept in Silence: Relativism, Skepticism, Apophaticism

abstract | view |  rights & permissions
статье рассматривается философская позиция критики метафизики в контексте негативных философских традиций скептицизма, релятивизма и апофатической онтотеологии. Задается вопрос о том, в чем состоит принципиальное отличие негативных позиций скептицизма, релятивизма и апофатизма от реализма. Показано, что и в случае положительной онтологии, которая допускает познание мира, и в случае отрицательной онтологии, которая запрещает познание мира, речь идет о познаваемости познаваемого и непознаваемости непознаваемого. Но философия бы закончилась, почти не начавшись, этой тривиальной тавтологией, если бы не мыслила содержательно. Содержательные же вопросы относятся к установлению границ между познающим и миром, они задаются о природе связи между субъектом и данным ему в познании материалом или о причинах отсутствия связи (о причинах разрыва) между субъектом и тем, что лежит вне сферы его познания – «Великим Внешним». Показано, что отрицательная онтология, которая полагает предел нашему мышлению и утверждает непознаваемость мира в целом (абсолюта), тем не менее, остается онтологией, т. е. концептуальным выражением нашего постижения бытия и условий его непознаваемости. Таким образом, показано, что любая критика метафизики, включая релятивизм, нуждается в онтологии. Такая точка зрения обезвреживает релятивизм и по-зволяет помыслить философию в целом (включая и метафизику, и критику метафизики) в качестве онтологически укорененного знания.
29. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Александр Юрьевич Антоновский, Раиса Эдуардовна Бараш Alexander Yu. Antonovski
Априоризм Хьюэлла и позитивизм Конта: конфликт коммуникации в условиях предметного консенсуса
Apriorism of August Comte and Positivism of William Whewell

abstract | view |  rights & permissions
В статье представлено введение к работе Уильяма Хьюэлла «Конт и позитивизм». Обосновывается, что идеи Конта рассматриваются в этом эссе лишь как предлог и повод для того, чтобы заявить общий протест против набирающей силу в научной и общественной жизни критической установки как в отношении к эволюции природы и науки, так и в развитии общественного устройства. Между тем, с предметно-содержательной точки зрения, позиции оппонентов оказываются весьма близкими. В этой связи обосновывается, что полемический пафос Хьюэлла может получить объяснение лишь в социальном измерении научной коммуникации. Эту работу можно назвать последним манифестом т. н. «староевропейской семантики» с ее доктриной «истинностного перфекционизма», предполагающего достижение состояния развития науки, в котором основные истины будут сформулированы навечно.
30. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Ирина Алексеевна Герасимова Irina A. Gerasimova
Проблема «скоростной науки»
The Problem of “High-speed Science”

abstract | view |  rights & permissions
Целью исследования стал анализ проблемы времени научного исследования, проектной деятельности, инновационных разработок и их внедрения. Автор обсуждает данную проблему в междисциплинарном ключе, придавая ей статус проблемы глобальной эпохи. Автор выделяет социально-политические, когнитивные и глобально-коммуникативные аспекты проблемы. Коммерциализация научных исследований и автоматизация в управлении наукой приводят к интенсификации труда ученых, провоцируя безответственное отношение к познавательной деятельности. В глобальном масштабе менеджеры в науке и образовании выполняют роль катализаторов в разрушении системы рациональной науки. Автор связывает новые тенденции, которые изменяют направления познавательного поиска, с зонами обмена как между научными дисциплинами, так и между научным и вненаучным знанием. Обсуждение вопросов социально-гуманитарных технологий организации зон обмена связано с традиционной тематикой дискуссий в науке как форм научного исследования. Автор обращает внимание на перспективную роль когнитивных технологий в научном исследовании. На примере актуальных для философии науки проблем соотношения реализма и конструктивизма, статуса мысленных экспериментов автор обсуждает возможности подключения к обсуждению идей практик самореализации. Автор делает вывод о виртуализации научного творчества в техногенной цивилизации. Если ранее вопрос стоял об ответственности за действие и слово, то при нарастающих темпах развития встает вопрос об ответственности за мысль. Термин «скоростная наука» имеет две трактовки: в социальном аспекте как «поспешная, низкого качества» и в когнитивном аспекте как будущая наука «высоких скоростей внутреннего потенциала разума».