Displaying: 121-140 of 155 documents

0.201 sec

121. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 71
Alexey Kozyrev Гностицизм и русская культура Серебряного века
abstract | view |  rights & permissions
Le temps de «la Renaissance russe religieuse» (F. F. Zelinsky) ressemble à l’époque de l’Antiquit tardive marquee par le syncrétisme alexandrin, ou le savoir philosophiques se melangeait avec des diverses pratiques religieuses et mystiques. Après Vladimir Soloviev la culture russe est marquée par le rejaillissement de l’intérêt vers au gnosticisme des premiers siècles du christianisme et la gnose néo-européenne, donc les éléments sont largement intégrés aux systèmes philosophiques (surtout du caractère non particulièrement académique – N. Berdyaev, S. Boulgakov, L. Karsavin, V. Mouraviev etc.), ainsi que sont utilisés par des poètes (A. Blok, A. Belyj, M. Kouzmin, V. Bryussov, M. Voloshin etc.). C’est non seulement la doctrine de la chute du Plérome du Principe féminin (Sofia), mais aussi l’intérêt vers des formes de la connaissance non-rationelles, l’idéalisme (l’ idée est comprise comme le principe vivant qui se deploye dans la pensée et dans l’ art), la doctrine de l’ascension, l’apophase, l’élitisme. Le gnosticisme (donc la patrie est Alexandrie) est perçu dans la pensee russe comme la partie de l’héritage antique, contrairement à ce que Plotin reprochait aux gnostiques l’audace imprudente et opposait leur philosophie a la sienne. H. Jonas marquait la ressemblance de la conception du monde gnostique et la philosophie de l’existentialisme avec sa sensation de l’abandon de la personne au monde et son ahgoisse de l’être. Probablement, la complexité accroissante et l’imprévisibilité du monde rend le gnosticisme antique populaire à l’époque des guerres et les révolutions. On ne peut pas retrancher cependant du compte l’inspiration intellectuelle de la gnose, acquise lors de l’histoire européenne. La gnose attire des philosophes et des poètes par le potentiеl heuristique de mythe et de la métaphore.
122. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 71
Storcheus Nadezhda Vyacheslavovna Тема мистики и символизма в русском неокантианстве Баденской школы
abstract | view |  rights & permissions
In conditions of crisis of public life, systems of extra confessional mysticism esoterics, eschatological motives receive wide distribution in para-intellectual circles. But even in philosophy mystical motives are inherent even in especially rational directions. All mystical doctrines express themselves not so much in a language of concepts, as in a language of symbols. The mysticism subject within Russian Baden neo-Kantianism is represented as quite pertinent if we are to take into consideration that the ‘istoriosofiya’ differs from history philosophy in that it applies to secret knowledge of history, mysticism being in its plan, and demands, along with learning, experience of history as the personal spiritual destiny. The Russian symbolism inherited the main western, line however, having corrected it a little. Symbolism, as the world outlook direction, as reaction to materialism, positivism and realism in the European culture, covered the widest circles of intellectual elite of society. Russian neo-kantianist Feodor Stepun considers mysticism as the fundamental moment of Russian outlook. Sergey Gessen supports this point of view and argues that mysticism – the type of metaphysics arising on border, philosophy separating area and culture from the sphere of irrational experience.
123. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 71
Tatiana Smetanina Специфика понимания личности русскими философами – консерваторами XIX - начала XX вв.
abstract | view |  rights & permissions
The concept of the individual, as a rule, is examined in connection with the liberal tradition of Russian philosophy. In the conservative model it is rarely studied and frequently even the very presence of a study about the personality is denied, since attention is entirely accentuated on society. But for the Russian conservatives of the end of XIX and the beginning of XX centuries, the search for an alternative to the propagation of the mass person, which is turned havoc against the background of the modernization of Russian culture becomes urgent. To chief ideologist of Russian conservatism K.P. Pobedonostsev, the democratization of the public and cultural sphere is seen by way of the degradation of elite, and people culture. He attempted to connect the traditions of Russian orthodoxy with the philosophical searches of the slavophiles of the middle XIX of century, the romantic idealization of medieval culture and the criticism of bourgeois society. It is one of the first, who critically comprehended action on the personality of mass culture. Ideal “organic” society is based on the principles of hierarchical quality and paternalism. The turn of K.P. Pobedonostsev to “the soil”, as a unique orthodox-monarchist “people’s movement”, is consonant with views F.M. Dostoyevsky and N.Y. Danilevskiy, and the ideas of the leading part of cultural elite, unexpectedly draw together with it, also, N. A. Berdyaev.
124. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 71
Галина Б. Святохина Философия космического мышления Как исследование и образ жизни
abstract | view |  rights & permissions
Стремление к осмыслению космоса и человека в нем – важный элемент философских исканий в разные исторические эпохи, начиная со времен Древнего Востока и Запада до наших дней. Актуальной здесь остается проблема выявления принципа, лежащего в Основании Бытия, открывающего возможность системно-целостного видения мира как единой самоорганизующейся целостности, а также места и значения человека в ней. С точки зрения осмысления подобного принципа космического мышления и разработки основанной на нем исследовательской методологии, на наш взгляд, представляет значительный интерес целостный подход, лежащий в основе самобытной русской философии. Имея неразрывную связь с мировой философской мыслью, но, исторически произрастая на почве русской духовной культуры, он нашел свое наиболее последовательное и логичное выражение в Учении Живой Этики. Его особенностью является то, что он служит не только формированию синтетического способа осмысления мира, но, устремляя человека к духовному преображению, способствует гармоничному образу жизни и дальнейшей космической эволюции. Для теоретической и практической реализации этой методологии важно осмысление алгоритма динамики проявленного Бытия, проистекающего из принципа Триипостасности Основ Абсолюта.
125. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 71
М.П. Яценко Глобализация как форма исторического процесса и аксиология истории в россии
abstract | view |  rights & permissions
In the given article we consider peculiarities of historical cognition under the conditions of globalization, of which one of the most important characteristics is a forceful interpretation of history. Here, we prove that it is performed in the interest of the subjects of globalization, i.e. leading western countries on the account of the countries of «the Second and the Third World», and that is why the ideologists of globalization are not interested in objective study of the historical Past. They use history in its euro-centric variant, in which basis there are mondialistic tendencies, justifying aggressive ambitions of globalization initiators, and the result of it becomes the menace that separate societies can lose their socio-cultural essences. In the given situation, consideration of axiological peculiarities of Russia becomes of special importance and substantiates its place in the globalized world society upon the basis of its own historical traditions.
126. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 71
Ilgiz Yanbukhtin Ключевые аспекты метафизики Николая Гоголя
abstract | view |  rights & permissions
The author considers the key aspects of Nikolay Gogol’s philosophical attitude, mainly represented in the works of the last period of his life (Selected Passages from the Correspondence with his Friends, The Author’s Confession), and basic literary works (the first and the second volumes of the poem Dead Souls). The fact that Gogol was a pioneer in many themes of contemporary art such as avant-garde, theatre of the absurd, surrealism, “the dehumanization of art” is well-known as well as his influence on existential philosophy. There is a necessity to overcome an asymmetry between literary and philosophical developing of Gogol’s creative work. The author distinguishes a number of philosophical issues in the writer’s creative work: individual soul (consciousness); connection of metaphysics with sociality; original understanding of phenomenon of entrepreneurship and management in Christian transfiguration of life; adaptation of Christianity to social relations, etc. The key idea of Gogol’s metaphysics may be defined as a statement of “problem of soul” which is a particular variant of the problem of consciousness. Artificial search of so called “philosophical grounds” of the writer’s “creative work” is not as significant as comprehension of the fact that Gogol as distinctive thinker went independently beyond literary bounds, overcoming literature.
127. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Lidiya Kirsanova О некоторых особенностях протестного сознания в современной России: ипохондрический кордон как социальный феномен
abstract | view |  rights & permissions
Рассматривается содержание протестного сознания в современной России, которое характеризуется как сознание со смещенным объектом: реальные страхи вытесняются и замещаются фантазмами, грезами, бредокомплексами и т.п. Сознание невротизируется как на стороне «верхов», так и «низов» общества. Вводится понятие ипохондрического кордона как социального синдрома, сформированного разного рода социальными фобиями. Сознание без-участности обусловлено, прежде всего, отсутствием в обществе удовлетворительной философии труда. Место фигуры Рабочего заняли фигуры криминалитета, гламура, анархизма, социальной дикости и варварства.
128. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Victoria Anohina The Cultural Tradition and Social Metamorphosis of Post-Soviet Societies
abstract | view |  rights & permissions
In her paper the author analyzes the role of cultural traditions in social transformation of post-Soviet societies. On example of post-socialist transformation of Belarus, she demonstrates the factors that have been dampening and obstruct the post-industrial reforms. Among them specifies the following: the destruction of traditional values through the introduction of modernist political ideology inconsistent with the national culture, political repression against the social groups supporting national religion and cultural traditions, a large-scale urbanization in an agrarian country by totalitarian political practices, establishment of the repressive social institutions responsible for the social alienation and the suppression of civil initiatives. The author shows that the consequences of this transformation became a crisis of morality, disintegration of the family, deficiency of social trust, and collapse of a civil society, able to mobilize for reforms. Annihilation of cultural tradition turned into inability of the modern Belarusian society to find their own civilizational identity in the global world. As a result, the answer to the challenge of globalization was the establishment of an authoritarian state, compensating the lack of civil society and social solidarity.
129. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Sergei Golovin Study of the Problem of Life-world of Social Phenomenology of Alfred Schutz
abstract | view |  rights & permissions
В нашем докладе мы рассматриваем феноменологический концепт «жизненный мир». Наиболее подробно понятие «жизненный мир» анализируется в творчестве немецкого философа Эдмунда Гуссерля. Для Гуссерля, анализ данного понятия открывает философам пути выхода из кризиса, в котором оказалась наука. Этот кризис заключался в том, что новые полученные знания все больше стали отдаляться от жизненных приоритетов и смыслов обычных людей. Во времена жизни Гуссерля наука сделала большой шаг в своем развитии и негативным аспектом данного процесса стал разрыв между миром науки и жизненным миром человека. Для людей, новые открытия совершенные в начале века, к примеру, исследования свойств атома, являлись очень трудными для понимания. Обычные граждане не видели и не в полной мере осознавали, какую пользу и влияние могут оказать эти новые открытия на их жизнь. Именно поэтому, Гуссерль поставил своей задачей, всесторонний анализ концепта «жизненный мир». В дальнейшем, особую роль в данном исследования сыграл ученик Гуссерля Альфред Шюц. А. Шюц создал новое направление в исследовании социальных процессов – социальную феноменологию. Целью данного направления было исследование: как формируются социальные и культурные смыслы, как осуществляется процесс понимания между людьми и каким образом осуществляется трансляция жизненного опыта от одного поколения к другому. А также, изучение механизмов работы человеческого сознания.
130. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Коротина Ольга Александровна Соотношение антропологического и социального в контексте обоснования Другого
abstract | view |  rights & permissions
This article studies the problem of the relation of the anthropological and the social in the context of justification of the Other. The Other, in the anthropological subject, is the internal Other. It is the ability to remember what has been experienced and understood; it is what makes the subject self-identical. The social Other appears for the Self in the form of a fact that it is necessity to distinguish, in the form of social group, nation, friend or enemy. The social maintains the totality of the present, cutting off not only the past, but also the future as a projection. The anthropological Other is essentially incomplete. During the age of totality it is embedded into ever more loneliness and silence. However, the past (memory) maintains itself, requiring to provide the word to the separate unity, to all those who is not considered in the strategies of the social.
131. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Алматы Нысанбаев Становление Новой Интегральной Философии Взаимопонимания: Опыт Социально-Философского Анализа
abstract | view |  rights & permissions
Доклад посвящен целостному и концептуальному анализу формирования новой интегральной философии взаимопонимания как мировоззренческой и методологической основы духовного согласия и социальной стабильности современного полиэтнического общества. Истоки этой философии коренятся в традиционной казахской мудрости и учении первого учителя Востока аль-Фараби. Его опыт философствования уникален тем, что ему удалось раскрыть смысл и ценность концепта взаимопонимания между греческой и исламской философией. Факт признания того, что в мире существует единое интеллектуальное пространство взаимопонимания и своими истоками оно пребывает в философии – вот что главное. Основываясь на таком духовном опыте, мы в казахстанской философии созидаем сегодня полнокровную диалогическую философию взаимопонимания, необходимую в эпоху расширяющейся глобализации. Исторически сложившаяся практика разрешения конфликтов с применением силы и военного превосходства становится архаичной, изжитой. Появляется острая потребность в утверждении иных форм сосуществования народов: это, прежде всего, альтернативная структура взаимопонимания и диалога, которая исторически была свойственна отдельным регионам и временным периодам, но в ХХІ веке выдвигается в качестве первостепенной и основополагающей идеи конструирования нового мирового порядка на основе принципа многополярности глобализации конфликтов необходимо противопоставить глобализацию взаимопонимания и сотрудничества: у человечества нет иного выбора.
132. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Magomed Kuchukov Метафизические предпосылки кризисности многонационального социума
abstract | view |  rights & permissions
Основной тезис выступления в идее существования предпосылок межнациональных коллизий вне сферы национально-этнических отношений, в самой социумной жизни. Они заложены в мире идеального, сознания и образов, раскрывающих смысл личностного и социумного бытия, живут относительно самостоятельной жизнью, воспринимаемые каждым поколением как данность, имеющую метафизическую природу и ценность. Метафизические идеи воспринимаются человеком как объективные качества бытия, придающие смысл жизни и деятельности человека. Таковыми феноменами, ставшими метафизическими предпосылками национально-этнической конфликтности являются идеи Свободы, Равенства и Справедливости. Их превращение в идеальные феномены, стимулирующие конфликтность и в итоге кризисность социума является следствием усилий распространить абстрактный идеал межличностных отношений на сосуществование и отношения надличностных образований, в том числе и национально-этнических общностей. Необходимым и возможным решением сложившейся проблемы является ограничение и конкретизация содержания понятий свободы, равенства и справедливости в общественном сознании и на законодательном уровне. Приори-тетной при этом, является возвращение государства, с государственными законами в сферу межнациональных отношении. Без принятия на себя роли арбитра государством, который вырабатывает нормы сосуществования народов сфера межнациональных отношении будет источником угрозы для целостности страны. Государство, его сила и бессилие играет в этих проблемах решающую роль.
133. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Liudmyla Krymets Феномен власти в контексте социального управления
abstract | view |  rights & permissions
В докладе проводиться феноменологический анализ понятия власти с целью определения исследуемого понятия и прогнозирования содержательных линий социального управления на основе проведенного анализа. Согласно авторской концепции, власть - это социальный феномен, проявляемый в процессе социального управления с целью материально, информационного или энергетического воздействия на социальных субъектов, результатом которого является их объективация и полное либо частичное подчинение.
134. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Вилена Викторовна Воробьева Содержание понятия собственности Аристотеля и современность
abstract | view |  rights & permissions
Статья посвящена анализу содержания понятия «собственность» в классическом определении Аристотеля, а также динамике его изменения в процессе исторического развития общества от доиндустриального к индустриальному, постиндустриальному и информационному этапам. Рассматриваются качественные изменения хозяйственной деятельности и смысла понятия собственности в информационном обществе.
135. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Irina F. Ponizovkina Социальный миф и современность
abstract | view |  rights & permissions
Мифология является одним из важнейших социально-культурных явлений, изучение и анализ которого дает ключ к пониманию многих явлений духовной жизни общества на различных этапах его развития. Тем не менее, до сих пор мифология поднимает больше вопросов, чем дает ответов. В исследовательской литературе миф часто рассматривается как феномен первобытной или античной истории, по которому можно реконструировать жизнь и образ мышления древнего человека и архаических обществ. Такое отношение к мифу - как исторически преходящему явлению - неправомерно. Также существует сомнительное толкование мифа как вымысла или фантазии. Это мнение распространено сегодня, но имеет скорее метафорический смысл. В данном случае нас интересует миф как специфический способ освоения окружающей действительности, уходящий корнями в древние времена, но проявляющий свою феноменальную живучесть и способность к возрождению. Мифологическое сознание никогда не исчезало из глубинных пластов последующих культур, а сопровождает человечество на протяжении всей его истории, лишь изменяя силу проявления и векторы влияния на общественные процессы. Оно присутствует в латентном состоянии в различных социальных и культурных феноменах современного общества. Возможности мифа сохранять свою жизнеспособность и эффективность связаны с его чертами, востребованными и в современной ситуации. Это - синкретизм мифического образа, в котором идея-представление не отделена от чувственной наглядной формы, практического действия (побудительный фактор) и эмоционального компонента; неисчерпаемость мифических символов; симпатическое отношение к действительности; суггестивность массового сознания; наличие не логических, а интуитивно-ассоциативных связей; акцент не на объяснении реальности, а на адаптации к конкретным условиям и др. Несмотря на революционные достижения науки и техники, в современную динамичную эпоху, отличающуюся крайней подвижностью связей и доминант, усилилось чувство взаимозависимости, нестабильности мира и тревоги, зыбкости человеческого существования; в мозаичном мире мультимедийных информационных технологий слабеют вера в возможности постичь логику происходящего. Это приводит к расширению функционального поля мифологического сознания, успешно существующего вне противоречий и в ожидании метаморфоз. Часто традиционные мифические образы являются основой для формирования современных социально-политических или национальных мифов, которые играют исторически разные роли. Миф удивляет своей способностью гармонично вписать человека в любую противоречивую ситуацию, сохраняя его внутреннюю целостность и целостность воспринимаемого бытия. В этом состоит его огромный потенциал как способа не только чувственно-образного освоения действительности, но и целенаправленного воздействия на общественное сознание.
136. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Марина Cолодкая Типы темпограмм исторических эпох
abstract | view |  rights & permissions
The transition from one historical epoch to another is governed by the certain “turning point” in progressive development of the society. It implies necessarily a change of the concept of time – the author defines it as “tempogramma” – as a way of arrangement of different events in the individual’s life activity and in the life activity of social groups. In accordance with tempogramma an individual and social groups are “included” (“excluded”) into the era’s “new time” which should be (should not be) “their time”. Tempogramma determines “life’s perspective” of an individual and of social groups. The particular concepts of time are distinguished in the configuration of tempogramma as the whole: directedness of time, time of initiation, time of judgment, historical time (history), time synchronization. Distinguished par-ticular concepts of time are invariants in the sense that they must be present in any tempogramma. The transition from one historical epoch to another is impossible without change of the dominant type of tempogramma; in frame of such type of tempogramma the only thing is possible – a mass consolidation of «diverse» characteristics of the society (in comparison with the previous char-acteristics). The author distinguishes mythological, religious, and scientific types of tempogramma as common types (these common types are larger than other types). Culturally the lawfulness of such typology is partly determined according with a typology of world view. But more important reason of lawful introduction of tempogramma of common types is that each type of tempogramma differs fundamentally from others in the distinguished invariants.
137. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 72
Елена Захарова Экологическая культура и социальная безопасность общества
abstract | view |  rights & permissions
В статье представлен анализ экологической культуры, охватывающей сферу отношений человека и общества к природе, являющейся способом оптимизации деятельности людей, целью которой выступает гармонизация взаимодействия природы и общества, предполагающая в своем целостном виде преобразования всех трех компонентов системы «природа – общество»: 1) совершенствование очеловечено-природного мира, всей системы «производство-потребление» в том направлении, которое бы обеспечило прогрессивное развитие как собственно социального, так и естественного. Решение данной задачи предполагает реализацию отраслевой и пространственно-временной структуры производственного потребления, внедрение безотходной, малоотходной, ресурсо- и энергосберегающей технологии. 2) Реконструкцию естественного мира с целью оптимизации процесса взаимодействия природы и общества. 3) Реконструкцию социального мира. Основное внимание автор акцентирует на том, что достижение гармонизации взаимодействия природы и общества возможно посредством технологических, социально-экономических преобразований, в основе которых лежат особые ценности культуры. Указанные преобразования ориентированы на обеспечение экологической безопасности, являющейся составной частью социальной безопасности.
138. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 74
Оксана Ю. Нестерова Классическая логика в системе современного образовательного процесса
abstract | view |  rights & permissions
Практика преподавания логики позволяет выделить комплекс проблем, связанных с определением ее возможностей и границ в рамках развития науки в целом. Вопрос обоснования логики - это вопрос о природе логического. Какой наукой она является теоретической или эмпирической, имеет ли она собственный базис? Можно ли оценивать законы мышления как абсолютно объективные или необходимо включение субъекта познавательной деятельности в обоснование логических систем? Классическое понимание проблемы правильности и истинности сегодня также является недостаточным. Современная познавательная ситуация требует разработки и преподавания логики не только как теории рассуждений, а прежде всего как основы познавательных сеток, которые позволяют человеку конструировать новые теоретические модели мира. Такое понимание места и роли классической логики в системе современного знания позволяет установить связь между собственными проблемами логики и теми вопросами, которые представляют особый интерес для современной науки.
139. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 75
Владислав Григорьевич Заволотный Учение о математическом методе философии
abstract | view |  rights & permissions
We examine Plato’s arguments about the essence of two types of mathematics – mathematics of natural science and mathematics of philosophy –, about the subject-matter of two types of mathematics, the laws of their rise and development during the Modern Times. We also consider the question of essence of the mathematical method of philosophy, its objectives, problems, research tools – Plato’s ideal numbers and the objects of sacral geometry. Further, it is also considered the mathematical method of Pythagorean philosophy and its implementation in Aristotle’s Organon. We then pass over the objectives and problems of the methods of theologians and Holy Fathers of the Church – the method of “septenary” as development of the most ancient concepts about the existence of seven notes-principles and seven whirls of thinking. We proceed with an overview of the history of European philosophy and of the reasons for the attempts to create new mathematical methods of philosophy by Descartes, Spinoza, Leibnitz, and others. We treat the mathematical methods of philosophy of our contemporaries – J. G. Bennett and Drunvalo Melchizedek and the reasons for their appearance, discoveries in physics and psychology. Finally, we suggest our own mathematical method of philosophy as a system of seven equations of identity of cognition and mode of life, as a ladder of ascension from ignorance to the awareness of the Unity. This method combines the approaches of the Pythagorean method and the ideas in Plato’s Timaeus with the method of the “septenary” of the classics of theology and ideas of contemporary science and philosophy. It is a key to the Seven Sacra-ments of the Christian Church.
140. Proceedings of the XXIII World Congress of Philosophy: Volume > 75
Zaynab Saidova Природа истины – в исходной множественности смыслов
abstract | view |  rights & permissions
New interpretations of the truth as an attempt to achieve a more efficient test of true knowledge constantly emerge in the philosophy. But postmodernism, is giving up this trend; it does not recognize even the very notion of “truth”, considering it an attribute of the dominant ideology. Truth in postmodernism is, if it exists at all, completely situational. It derives from the given particular conditions and creates man as a reaction to these conditions, whereas the reaction is not necessarily appropriate to them, and is generated by the free play of the imagination, as well. In the post-modern concept of truth, the truth cannot be reduced x. there are no centers and mechanisms and it is in the initial set of meanings and interpretations. Today we are experiencing the need to overcome dogmatic truth and feel the need for flexible quick forms, not dividing, but uniting people.