Narrow search


By category:

By publication type:

By language:

By journals:

By document type:


Displaying: 1-20 of 153 documents

Show/Hide alternate language

0.125 sec

1. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Игорь Дмитриевич Невважай Igor D. Nevvazhay
Манифест правовой философии
The Manifesto of the Right Philosophy

abstract | view |  rights & permissions
Манифест правовой философии заявляет проект возможного развития современной неклассической философии. В философии постмодерна ряд фундаментальных идей классической философии был подвергнут сокрушительной критике. Две идеи классической философии стали предметом критического осмысления в данной статье. Вопервых, это метафизическая идея о наличии себетождественного бытия. Вовторых, представление о существовании «первичных» оснований объективного знания о мире. Неклассическая философия есть философия различия. Я предлагаю интерпретировать фундаментальное различие как единство обозначаемого и обозначающего. Это различие продуцирует разнообразные противоположности, в особенности, различие между наблюдаемым и наблюдающим, а знак есть граница между ними. Другой идеей правовой философии является различение факта и права и демонстрация того, что неклассическая философия использует аргументы, которые являются не достоверными фактами или бесспорными аксиомами, а мнениями, которым может быть придан правовой статус и которые являются модальными (деонтическими) суждениями. Это означает, что философский разум должен ориентироваться на создание норм (мышления, переживания, действия), которые обеспечивают эффективное взаимодействие человека (человеческого общества) с окружающим миром и являются условиями сохранения и воспроизводства че-ловеческого в человеке. Тогда философия берет на себя решение новой задачи: обоснования прав человеческого разума и создание соответствующего законодательства. Правовая философия – это не традиционная философия права, а специфическое движение философской мысли, которое подчинено идее права (в широком смысле слова); это попытка сделать философию семиотичной, нормативной, коммуникативной, правовой, законной.
2. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Святослав Вячеславович Шачин, Владимир Александрович Кутырев, Евгений Валерьевич Масланов, Алексей Анатольевич Тарасов, Артем Маркович Фейгельман Svyatoslav V. Shachin
Франкфуртская школа в контексте основных тенденций историко-философского процесса в современной Германии
The Frankfurt School and the Main Trends of the Historical-philosophical Process in Contemporary Germany

3. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Елена Аркадьевна Тахо-Годи Elena A. Takho-Godi
А.Ф. Лосев – профессор нижегородского университета: к 125-летию со дня рождения мыслителя
Aleksei F. Losev, Professor at the Nizhny Novgorod University. On the 125th birthday anniversary

abstract | view |  rights & permissions
Работа посвящена одному из эпизодов в истории русской философии и в научной биографии выдающегося русского мыслителя А.Ф. Лосева (1893–1988). Статья в концентрированном виде обобщает все биографические материалы, связанные с историей преподавания А.Ф. Лосева в стенах Нижегородского университета и нижегородского Института Народного образования в 1919–1921 годы. В период работы в Нижнем Новгороде Лосев был избран профессором и заместителем декана истори-кофилософского факультета, выступал с докладами и читал разнообразные курсы – по фи-лософии, эстетике, философии музыки, классической филологии, античной литературе и древним языкам, самостоятельно и абсолютно свободно определяя программу и ракурс рассмотрения материала. В Нижнем Новгороде Лосев получил уникальный жизненный опыт как лектор, педагог и как организатор науки.
4. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Ольга Евгеньевна Столярова Olga E. Stolyarova
О чем можно говорить и о чем следует молчать: релятивизм, скептицизм, апофатизм
What can be Said, and What must be kept in Silence: Relativism, Skepticism, Apophaticism

abstract | view |  rights & permissions
статье рассматривается философская позиция критики метафизики в контексте негативных философских традиций скептицизма, релятивизма и апофатической онтотеологии. Задается вопрос о том, в чем состоит принципиальное отличие негативных позиций скептицизма, релятивизма и апофатизма от реализма. Показано, что и в случае положительной онтологии, которая допускает познание мира, и в случае отрицательной онтологии, которая запрещает познание мира, речь идет о познаваемости познаваемого и непознаваемости непознаваемого. Но философия бы закончилась, почти не начавшись, этой тривиальной тавтологией, если бы не мыслила содержательно. Содержательные же вопросы относятся к установлению границ между познающим и миром, они задаются о природе связи между субъектом и данным ему в познании материалом или о причинах отсутствия связи (о причинах разрыва) между субъектом и тем, что лежит вне сферы его познания – «Великим Внешним». Показано, что отрицательная онтология, которая полагает предел нашему мышлению и утверждает непознаваемость мира в целом (абсолюта), тем не менее, остается онтологией, т. е. концептуальным выражением нашего постижения бытия и условий его непознаваемости. Таким образом, показано, что любая критика метафизики, включая релятивизм, нуждается в онтологии. Такая точка зрения обезвреживает релятивизм и по-зволяет помыслить философию в целом (включая и метафизику, и критику метафизики) в качестве онтологически укорененного знания.
5. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Александр Юрьевич Антоновский, Раиса Эдуардовна Бараш Alexander Yu. Antonovski
Априоризм Хьюэлла и позитивизм Конта: конфликт коммуникации в условиях предметного консенсуса
Apriorism of August Comte and Positivism of William Whewell

abstract | view |  rights & permissions
В статье представлено введение к работе Уильяма Хьюэлла «Конт и позитивизм». Обосновывается, что идеи Конта рассматриваются в этом эссе лишь как предлог и повод для того, чтобы заявить общий протест против набирающей силу в научной и общественной жизни критической установки как в отношении к эволюции природы и науки, так и в развитии общественного устройства. Между тем, с предметно-содержательной точки зрения, позиции оппонентов оказываются весьма близкими. В этой связи обосновывается, что полемический пафос Хьюэлла может получить объяснение лишь в социальном измерении научной коммуникации. Эту работу можно назвать последним манифестом т. н. «староевропейской семантики» с ее доктриной «истинностного перфекционизма», предполагающего достижение состояния развития науки, в котором основные истины будут сформулированы навечно.
6. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Ирина Алексеевна Герасимова Irina A. Gerasimova
Проблема «скоростной науки»
The Problem of “High-speed Science”

abstract | view |  rights & permissions
Целью исследования стал анализ проблемы времени научного исследования, проектной деятельности, инновационных разработок и их внедрения. Автор обсуждает данную проблему в междисциплинарном ключе, придавая ей статус проблемы глобальной эпохи. Автор выделяет социально-политические, когнитивные и глобально-коммуникативные аспекты проблемы. Коммерциализация научных исследований и автоматизация в управлении наукой приводят к интенсификации труда ученых, провоцируя безответственное отношение к познавательной деятельности. В глобальном масштабе менеджеры в науке и образовании выполняют роль катализаторов в разрушении системы рациональной науки. Автор связывает новые тенденции, которые изменяют направления познавательного поиска, с зонами обмена как между научными дисциплинами, так и между научным и вненаучным знанием. Обсуждение вопросов социально-гуманитарных технологий организации зон обмена связано с традиционной тематикой дискуссий в науке как форм научного исследования. Автор обращает внимание на перспективную роль когнитивных технологий в научном исследовании. На примере актуальных для философии науки проблем соотношения реализма и конструктивизма, статуса мысленных экспериментов автор обсуждает возможности подключения к обсуждению идей практик самореализации. Автор делает вывод о виртуализации научного творчества в техногенной цивилизации. Если ранее вопрос стоял об ответственности за действие и слово, то при нарастающих темпах развития встает вопрос об ответственности за мысль. Термин «скоростная наука» имеет две трактовки: в социальном аспекте как «поспешная, низкого качества» и в когнитивном аспекте как будущая наука «высоких скоростей внутреннего потенциала разума».
7. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Наталья Николаевна Погожина Наталья Николаевна Погожина
Роль и перспективы марксистской теории в социальном анализе знания
The Role and Perspectives of Marxist Theory in the Social Analysis of Knowledge

abstract | view |  rights & permissions
В статье представлена реконструкция взглядов К. Маркса на роль социальных факторов в становлении и развитии знания, а также анализ потенциала марксистской методологии применительно к постановке и решению проблем, связанных с концептуализацией знания в современном неокапиталистическом дискурсе. В качестве магистральных выделяются следующие линии анализа марксовой теории: критическое рассмотрение «фетишизации» товара, концептуализация идеологии, трактовка науки, типологизация производства (выделение особого типа социального производства), практический характер познавательной деятельности. За К. Марксом утверждается важнейшая роль в развитии и теоретическом обосновании взглядов, согласно которым теория познания не может формироваться без анализа влияния социальных параметров на знание; обосновывается высокий объяснительный потенциал марксистской теории в рамках неокапиталистических подходов к анализу современности. В этой связи привлекаются идеи Андре Горца и Рэндалла Коллин-за, которые продуктивно используют марксистскую методологию и развивают ряд тезисов, впервые выдвинутых К. Марксом и указывающих на противоречивый характер роли знания в капиталистической парадигме. Подвергается критической оценке современная трактовка «когнитивного капитализма», переосмысливается категория «отчуждения» К. Маркса путем утверждения «новых форм отчуждения» в современности, а также осуществляется анализ меновой стоимости в условиях формирования парадигмы экономики знаний и негативных последствий научнотехнического замещения труда.
8. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Надежда Дмитриевна Асташова Nadezhda D. Astashova
О некоторых специфических особенностях «информационного пространства»
Some Specific Characteristics of the “Information Space”

abstract | view |  rights & permissions
Статья посвящена анализу понятия «информационное пространство». Рассуждение строится на сравнительном анализе отличительных особенностей «информационного» от «социального» пространства. Ставится цель выявить уникальные черты «информационного пространства». Исследование основано на применении системного подхода. Делаются выводы о том, что особой формой существования в информационном обществе становится пребывание в информационном пространстве, которое, обладая символической «природой», устраняет материальные ограничения для самовыражения индивидов. Индивидуальная окрашенность существования в информационной реальности формирует такое специфическое качество информационного пространства как многомерность, выступающее условием построения альтернативных миров на основе фантазий и воображения в полном отрыве от реальности. Это сказывается на росте объема информации, который приобретает неконтролируемый характер, а масштаб разрастания информационного пространства перестает измеряться. Разрыв с культурноисторическими смыслами содержания информационного пространства связан в первую очередь с его техногенной опосредованностью. Такая ситуация приводит к утрате культурной и исторической идентичности как отдельных личностей, так и общества в целом. Развитие информационных технологий привело к сложным социокультурным изменениям как в жизни общества, так и отдельного человека, который теперь воспринимает мир сквозь призму коммуникаций в информационно-символической среде. Соответственно, социальные взаимодействия человека перемещаются в информационную среду, а разница между социальным и информационным пространством становится слабо выраженной. В этой ситуации актуальной задачей современности становится сохранение культурной традиции, исторического опыта предыдущих поколений как части информационного, технологичного мира.
9. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Наталья Григорьевна Баранец, Андрей Борисович Веревкин Natalia G. Baranetz
Химера идеологии и науки в ХХ веке
The Chimera of Ideology in the Twentieth Century

abstract | view |  rights & permissions
Политическая философия науки только начинает формировать свое предметное поле, уже включающее изучение взаимодействия власти и знания, осмысление места науки в политической системе. Одно из возможных направлений расширения проблематики политической философии науки – исследование проявлений идеологии в науке. В статье описаны формы сращения политической идеологии и науки в ХХ веке. Отмечено, что последовательная государственная научная политика в Европе начала складываться не ранее 1930-х годов. При этом увеличение государственного финансирования науки сопровождалось ростом контроля умонастроений ученых и их научной деятельности со стороны политической элиты. Советское государство с начала своего существования решало задачу последовательного и планомерного развития науки. Идеологизация научной жизни в СССР периода 1930-40-х годов проявлялась в интенсивном давлении политической идеологии на некоторые дисциплинарные сообщества (историков, биологов, физиков). Властью был выбран директивный способ идеологического принуждения ученых, но в результате внешнее диалектическиматериалистическое единомыслие имело поверхностный характер. Иная стратегия идеологического контроля через экономические и законодательные инструменты была выработана в США. Одним из факторов, идеологизирующих научные исследования, здесь стал религиозный фундаментализм. Идеологически правильные исследования поощряются через государственные и частные фонды. Порицаемые правящими верхами идеи и научные теории дискриминируются законодательно и финансово. Эффект от такого способа идеологизации оказывается более долговременным и глубоким, чем от явного бюрократического воздействия. Заключается, что в ХХ веке идеологизация научной жизни стала реальностью во всех странах с развитыми научными институтами. Государственная политика требует от ученых демонстрации лояльности политическим элитам.
10. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Владимир Владимирович Слюсарев Vladimir V. Sliusarev
Философия и информация или философия информации: краткий аналитический обзор
Philosophy and Information or the Philosophy of Information: A Brief Analytical Review

abstract | view |  rights & permissions
В статье описываются и оцениваются различные концепции и подходы к рассмотрению феномена информации. Автор подчеркивает важность понятия информации как в анализе современного научного дискурса, так и в исследованиях общественных процессов, явлений и т. п. На основе современных работ в области философии информации поднимается вопрос о понимании самого феномена информации как основополагающего для определения понятия «информация». Рассматривается процесс историко-научной и историкофилософской эволюции понимания феномена информации в отечественной и зарубежной мысли. Акцентируется внимание на более детальной и фундаментальной проработанности понимания природы информации в отечественной литературе. Автором предпринимается попытка рассмотрения ряда современных исследований информации, объединенных под общим названием философии информации. Рассматриваются работы Лучано Флориди, Константина К. Колина и Лю Гана. Делается вывод о том, что, благодаря своим концептуальным отличиям, наиболее перспективной, с точки зрения автора, является модальная теория информации (МТИ), предлагаемая синологическим подходом как к философскому осмыслению информации, так и к западнофилософской мысли в целом.
11. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Юбилей профессора В.Н. Чувильдеева
Vladimir N. Chuvildeev

12. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Юбилей профессора В.А. Кутырева
Vladimir A. Kutyrev

13. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Антон Николаевич Фортунатов Anton N. Fortunatov
Галактика Зворыкина. Угасание телевизионной эпохи
The galaxy of Zworykin. The fading of the television era

abstract | view |  rights & permissions
Представленная статья является результатом обработки выступления автора на философ-ском семинаре в Нижнем Новгороде. В своих размышлениях автор опирается на идеи, сформулированные в монографии «Эго-медиа. Социально-философские штрихи к истории те-левидения». Телевидение создает особую тех-ническую реальность, которая начинает воз-действовать на субъективную сторону челове-ческой жизни. В результате медиум, который традиционно считался нейтральным посред-ником, теперь сам становится субъектом ком-муникативного действия. Но телевизионные технологии уже достигли предела совершенст-ва, дойдя до границ человеческой физиологии. При этом сознание человека так и не было подчинено до конца.
14. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Илья Теодорович Касавин Ilya T. Kasavin
Социально-философская критика информационных технологий: пример телевидения
Socio-philosophical critique of information technology: the case of television

abstract | view |  rights & permissions
Статья представляет собой комментарий к докладу А.Н. Фортунатова о природе современного телевидения. Соглашаясь с социально-критической интенцией доклада, автор выделяет три понятия, которые позволяют осмыслить предложенную тему в философско-теоретическом ключе. Это концептуальные пары «виртуальность – реальность», «конструкция – репрезентация» и «социальные технологии – социальные практики». На примере телевидения как особого культурного феномена и специфической технологии показывается, насколько современность укоренена в истории, познание – в деятельности, а техно-логия – в науке. Тезис о том, что медийность поглотила весь современный мир, оправдан не столько в своем универсалистском варианте, сколько как характеристика повседневности. Власть информационных технологий заслуживает как критической оценки, так и осмысления с точки зрения тех альтернатив, которые генерируются философией и гумани-тарными науками.
15. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Вадим Михайлович Маслов Vadim M. Maslov
«Эго-медиум» как феномен техногенной цивилизации
«Ego-medium» as a phenomenon of the technogenic civilization

abstract | view |  rights & permissions
Теория техногенной цивилизации указывает, что техника и ее интенсивное развитие играют определяющую роль в современном обществе. Собственная логика развития техногенной цивилизации ведет мир к возможности постчеловеческих трансформаций. «Эго-медиум» – это современное информационное замыкание человека на самом себе. В этом общем плане «эго-медиум» – это современ-ная форма проявления информационно-виртуального вектора постчеловеческого раз-вития техногенной цивилизации. В фокусе предельных представлений о виртуальной реальности факт теории «эгомедиума» свидетельствует о том, что техногенная цивилизация сделала еще один шаг на пути становления постчеловеческих реалий. Теория «эгомедиума» задает еще одну положительную основу для формирования посттехногенной цивилизации. Анализ проблемы «эгомедиума» основывался на методе интерпретации и реконструкции философских взглядов, системном подходе, методе восхождения от абстрактного к конкретному, сценарном подходе.
16. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Александр Михай-лович Дорожкин, Андрей Николаевич Ткачев Alexander M. Dorozhkin
Особенности стиля мышления в теологии: эпистемологический анализ
Mode of thinking in theology and its peculiarities: epistemological analysis

abstract | view |  rights & permissions
Когда исследователи различной дисциплинар-ной направленности обсуждают вопрос о тео-логии, то складывается впечатление, будто сам предмет теологии уже выяснен. Между тем можно наблюдать, что под понятием «теоло-гия» понимаются очень разные вещи. И, соот-ветственно, следствием подобного различия является непонимание и ряд недоразумений, связанных с тем, что речь идет о разном со-держании данного понятия. Очевидно, что ка-ждое из различных значений теологии имеет свою особую гносеологию. Данная статья по-священа рассмотрению вопроса о гносеологи-ческом положении теологии в зависимости от того, какое придается значение данному поня-тию. Далее в статье рассматривается взаимо-отношение некоторых значений «теологии», с одной стороны, и науки и философии – с дру-гой. Сравнивается теологическая (имеются в виду такие варианты понимания «теологии», которые открыты рациональному осмысле-нию) и философская перспектива исследова-ния. В связи с этим поднимается вопрос о до-пустимости различных вариантов рациональ-ности, тех стилях теологической мысли, кото-рые претендуют на рациональность своей по-зиции. Кроме того, в статье рассматривается тема гносеологического взаимодействия меж-ду разновидностями теологии, которые не ог-раничивают рациональность своего подхода, и теми видами теологии, которые полностью или частично отрицают право человеческого разума выступать в качестве теологического критерия. Отмечается, что разновидность тео-логии, близкая в гносеологическом смысле философии и науке, значительно менее рас-пространена, и показывается, что она может представлять интерес для других видов теоло-гии на базе уже существующей модели отно-шений между библейской и догматической теологией. Данная модель междисциплинарных теологических отношений и предлагается для взаимодействия между различными ви-дами понимания теологии.
17. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Евгений Валерьевич Масланов Evgeniy V. Maslanov
Телевидение и новые цифровые медиа: две стратегии конструирования мира
Television and new digital media: two strategies for constructing the world

abstract | view |  rights & permissions
Статья посвящена сравнению телевидения и новых цифровых медиа. Телевидение и новые цифровые медиа занимаются конструированием социальной реальности на основе об-ращения к видимым свидетельствам. При этом телевидение выступает огромной машиной, способной производить достаточно целостные образы социальной реальности; более того, оно превратилось в корпорацию по производству социальных смыслов. Данные опросов показывают все меньшую популярность телевидения среди молодого поколения. Оно ориентируется на получение информации через новые медиа и социальные сети. Контент, представленный в этих медиа, связан с локальным конструированием реальности и персонифицирован, локален. В итоге это позволяет новым цифровым медиа формировать новые контексты конструирования мира.
18. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Дмитрий Юрьевич Шаталов-Давыдов Dmitriy Yu. Shatalov-Davydov
Субъект и предвосхищение. К вопросу о феномене телевидения
Subject and forestalling. To the question of phenomenon of television

abstract | view |  rights & permissions
В статье рассматривается интерпретация феномена телевидения, приведенная в книге проф. А.Н. Фортунатова «Эгомедиа. Социально-философские штрихи к истории телевидения», а именно тезис о предвосхищении как способности схватить предмет при помощи определенных технических средств и превратить его в объект реальности, ожидаемой глазом. На основании теорий П. Бурдье, П. Шам-паня, С. Жижека дается три ситуации и выводятся три модели предвосхищения: 1. предвосхищение журналиста, создающего репортаж (т.е. конструирование квазиреальности на основании медиа); 2. «реальность в движении» или рассказ о событии как оно есть с многочисленных точек зрения участвующих в событии (когда предвосхищение должно совпасть с ожиданием зрителя); 3. предвосхищение зрителя, разрешающего «рассказывать за него», перекладывающего свое знание или эмоции на то, что он ожидает увидеть (интерпассивность). В конце статьи делается вывод о предвосхищении как категории, устанавли-вающей взаимосвязь между техническими средствами, (квази)реальностью и субъектом предвосхищающим.
19. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Антон Николаевич Фортунатов Anton N. Fortunatov
Ответ оппонентам
Reply to critics

20. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Александра Александровна Аргамакова, Олег Викторович Уппит Alexandra A. Argamakova
Игры, в которые играет город
Games city plays

abstract | view |  rights & permissions
Предпосылки для экспансии игр в социальном контексте включают в себя: (1) неизбежный прогресс технологий и платформ виртуальной реальности; (2) тренды цифровизации жизни общества и становления умных городов, сопряженные с внедрением информационных технологий в различные сферы социума; электронное управление процессами и взаимодействиями через технические устройства; (3) эксперименты в направлении геймификации социальных интеракций и городских пространств; (4) развитие теории и практики социальных игр, связанное с появлением новых стратегий для планирования и организации общественного порядка; (5) футурологическое воображение, определяющее траектории движения общества и человека через генерацию вероятных сценариев будущего и их интеллектуального проигрывания. С разных точек зрения возможен анализ того, насколько грань между реальным и виртуальным, жизнью и игрой, деятельностью и развлечением исчезнет или размоется в наступающем будущем. Опыты по применению игровых механик и геймификации социальных процессов имеют потенциал к значительному росту и распространению. Закономерно возникает последующий вопрос о том, насколько вероятно, что однажды, благодаря прогрессу VR/AR/MR-технологий, окружающая действительность трансформируется в большую «многопользовательскую» игру. Социальные эффекты геймификации могут заключаться как в демократизации и гуманизации общественных отношений, так и в появлении патологических и разрушительных форм игр, направленных на манипуляцию сознанием и подавление личности. Общество будущего подойдет к развилке или будет балансировать между двухполюсов, на одном из которых будет находиться благополучная киберутопия, а на другом – геймифицированная цифровая диктатура. Перспективы общественного развития можно поставить в зависимость от осознанного построения образов предполагаемого будущего и выработки инструментов содействия/противодействия различным сценариям социальной эволюции.