Already a subscriber? - Login here
Not yet a subscriber? - Subscribe here

Displaying: 41-50 of 71 documents

Show/Hide alternate language

особое мнение / opinion
41. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Надежда Дмитриевна Асташова Nadezhda D. Astashova
О некоторых специфических особенностях «информационного пространства»
Some Specific Characteristics of the “Information Space”

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Статья посвящена анализу понятия «информационное пространство». Рассуждение строится на сравнительном анализе отличительных особенностей «информационного» от «социального» пространства. Ставится цель выявить уникальные черты «информационного пространства». Исследование основано на применении системного подхода. Делаются выводы о том, что особой формой существования в информационном обществе становится пребывание в информационном пространстве, которое, обладая символической «природой», устраняет материальные ограничения для самовыражения индивидов. Индивидуальная окрашенность существования в информационной реальности формирует такое специфическое качество информационного пространства как многомерность, выступающее условием построения альтернативных миров на основе фантазий и воображения в полном отрыве от реальности. Это сказывается на росте объема информации, который приобретает неконтролируемый характер, а масштаб разрастания информационного пространства перестает измеряться. Разрыв с культурноисторическими смыслами содержания информационного пространства связан в первую очередь с его техногенной опосредованностью. Такая ситуация приводит к утрате культурной и исторической идентичности как отдельных личностей, так и общества в целом. Развитие информационных технологий привело к сложным социокультурным изменениям как в жизни общества, так и отдельного человека, который теперь воспринимает мир сквозь призму коммуникаций в информационно-символической среде. Соответственно, социальные взаимодействия человека перемещаются в информационную среду, а разница между социальным и информационным пространством становится слабо выраженной. В этой ситуации актуальной задачей современности становится сохранение культурной традиции, исторического опыта предыдущих поколений как части информационного, технологичного мира.
case studies
42. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Наталья Григорьевна Баранец, Андрей Борисович Веревкин Natalia G. Baranetz
Химера идеологии и науки в ХХ веке
The Chimera of Ideology in the Twentieth Century

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Политическая философия науки только начинает формировать свое предметное поле, уже включающее изучение взаимодействия власти и знания, осмысление места науки в политической системе. Одно из возможных направлений расширения проблематики политической философии науки – исследование проявлений идеологии в науке. В статье описаны формы сращения политической идеологии и науки в ХХ веке. Отмечено, что последовательная государственная научная политика в Европе начала складываться не ранее 1930-х годов. При этом увеличение государственного финансирования науки сопровождалось ростом контроля умонастроений ученых и их научной деятельности со стороны политической элиты. Советское государство с начала своего существования решало задачу последовательного и планомерного развития науки. Идеологизация научной жизни в СССР периода 1930-40-х годов проявлялась в интенсивном давлении политической идеологии на некоторые дисциплинарные сообщества (историков, биологов, физиков). Властью был выбран директивный способ идеологического принуждения ученых, но в результате внешнее диалектическиматериалистическое единомыслие имело поверхностный характер. Иная стратегия идеологического контроля через экономические и законодательные инструменты была выработана в США. Одним из факторов, идеологизирующих научные исследования, здесь стал религиозный фундаментализм. Идеологически правильные исследования поощряются через государственные и частные фонды. Порицаемые правящими верхами идеи и научные теории дискриминируются законодательно и финансово. Эффект от такого способа идеологизации оказывается более долговременным и глубоким, чем от явного бюрократического воздействия. Заключается, что в ХХ веке идеологизация научной жизни стала реальностью во всех странах с развитыми научными институтами. Государственная политика требует от ученых демонстрации лояльности политическим элитам.
панорама / vista
43. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Владимир Владимирович Слюсарев Vladimir V. Sliusarev
Философия и информация или философия информации: краткий аналитический обзор
Philosophy and Information or the Philosophy of Information: A Brief Analytical Review

abstract | view |  rights & permissions | cited by
В статье описываются и оцениваются различные концепции и подходы к рассмотрению феномена информации. Автор подчеркивает важность понятия информации как в анализе современного научного дискурса, так и в исследованиях общественных процессов, явлений и т. п. На основе современных работ в области философии информации поднимается вопрос о понимании самого феномена информации как основополагающего для определения понятия «информация». Рассматривается процесс историко-научной и историкофилософской эволюции понимания феномена информации в отечественной и зарубежной мысли. Акцентируется внимание на более детальной и фундаментальной проработанности понимания природы информации в отечественной литературе. Автором предпринимается попытка рассмотрения ряда современных исследований информации, объединенных под общим названием философии информации. Рассматриваются работы Лучано Флориди, Константина К. Колина и Лю Гана. Делается вывод о том, что, благодаря своим концептуальным отличиям, наиболее перспективной, с точки зрения автора, является модальная теория информации (МТИ), предлагаемая синологическим подходом как к философскому осмыслению информации, так и к западнофилософской мысли в целом.
наши юбиляры / anniversaries
44. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Юбилей профессора В.Н. Чувильдеева
Vladimir N. Chuvildeev

view |  rights & permissions | cited by
45. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 3
Юбилей профессора В.А. Кутырева
Vladimir A. Kutyrev

view |  rights & permissions | cited by
редакционная статья / editorial
46. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 2
А. М. Дорожкин Aleksandr M. Dorozhkin
Философ как медиатор
Philosopher as a mediator

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Данная статья посвящена анализу трудностей, возникающих в процессе междисциплинарных практик производства нового научного знания. Основной из подобных трудностей называется и анализируется проблема понимания в терминах формирования языка и среды общения и, как следствие этого, проблема выбора посредника (медиатора). В связи с во-просами формирования общего языка и среды общения рассматриваются концепции «зоны обмена» (П. Галисон), а также «интерак-тивной экспертизы» (Г. Коллинз, Р. Эванс). Дается оценка тенденции к получению несколь-ких высших образований (т. н. мультиспециа-лист) как вызывающей сомнение в плане ее способствования построению успешных зон обмена, особенно если специальности далеки друг от друга («физик-юрист»). Подобные практики описываются в терминах «навязанной рациональности». Кроме того, проблематизируется эффективность модели переводчика между различными научными субкульту-рами (Коллинз и Эванс). В качестве более продуктивной альтернативы указывается на формирование общего коммуникативного пространства, функционирование которого «подпитывалось» бы благодаря подходящему медиатору. В роли подобного предлагается фигура философа; обсуждаются основные особенности его деятельности в данных условиях. Анализируется ряд концепций, в которых обозначена тематика посреднической роли философии: воззрения немецких мыслителей XIX – начала XX вв. В. Дильтея и В. Вундта, а также идеи современных исследователей: философское консультирование, «философия как междисциплинарность» (С. Фуллер), эпистемический анализ в рамках участия философов в междисциплинарных проектах (Н. Туа-на). Выявляются и описываются различные затруднения, ожидающие философию на ниве медиаторской деятельности.
дискуссия / discussions
47. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 2
Е. О. Труфанова Elena O. Trufanova
Субъект в мире социальных конструкций
The subject in the world of social constructions

abstract | view |  rights & permissions | cited by
В статье представлен критический анализ со-циально-конструкционистского подхода к проблеме субъекта. Проблема субъекта рас-сматривается в двух ключевых аспектах – субъект как Я и как личность, с одной стороны, и субъект научного познания, с другой. Дается определение ряда ключевых понятий соци-ально-конструкционистского подхода (социальная конструкция, дискурс, «голос»). Рас-сматривается специфика социального конст-рукционизма по сравнению с конструктивиз-мом и социальным конструктивизмом, анали-зируются основные положения социально-конструкционистского подхода. Рассматрива-ется конструкционистская критика классиче-ских представлений о субъекте и основные альтернативные концепции Я, предлагаемые конструкционистами. Анализируются представления конструкционистов о социальной ангажированности субъекта научного познания и о невозможности говорить о реальности за пределами социальных конструкций. Делается вывод о неустранимости понятия субъек-та из любого исследования познания и о непродуктивности предлагаемого социальными конструкционистами отказа от понятий Я, реальности, истины и объективности.
48. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 2
И. Т. Касавин Ilya T. Kasavin
Практические истоки социального конструк-ционизма
Practical roots of social constructionism

abstract | view |  rights & permissions | cited by
В данной работе анализируются практические истоки социального конструкционизма. Соци-альная конструкция определяется как функция совокупности социальных ролей. Делается вывод о том, что одним из истоков социального конструкционизма выступает непосредственная исследовательская деятельность пси-хологов. Изучение индивидуального субъекта по самоотчетам приводит к формированию специфического набора текстов, в которых встречается объективированное описание психических состояний, но отсутствует субъект. В результате субъективность формулируется как функция отношений говорящего к произносимому, которая и конструирует ее содержание. Функция отношения к определенному набору высказываний может конструировать позиции в различных сообществах, в том числе и научных.
49. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 2
В. А. Лекторский Vladislav A. Lektorski
Социальный конструкционизм в контексте проблем конструктивистского подхода в эпистемологии
Social constructionism and the problems of constructive approach in epistemology

abstract | view |  rights & permissions | cited by
В статье обсуждается вопрос о месте социаль-ного конструкционизма в общем направлении эпистемологического конструктивизма, а также идеи первого в отношении возможностей наук о человеке. Дается критика социального конструкционизма. Обосновывается тезис о том, что сконструированные человеком предметы (как материальные, так и идеальные) могут начать жить самостоятельной реальной жизнью и отдалиться от породившего их твор-ца. Защищается позиция конструктивного реализма.
50. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 2
С. В. Шибаршина Svetlana V. Shibarshina
Социальный конструкционизм и языковые практики
Social constructionism and linguistic practices

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Данная работа является репликой на доклад Е.О. Труфановой, посвященный проблеме субъекта и статуса знания в контексте социального конструкционизма. Делается акцент на подходе Рома Харре и Петера Мюльхойзлера, в рамках которого «внутреннее Я» описывается как лингвистическая конструкция и который, в целом, противопоставляет себя лингвистическому универсализму. В связи с этим рассматривается гипотеза Сепира–Уорфа и указывается на то обстоятельство, что решение проблемы «Я» в ее лингвистическом из-мерении в немалой степени зависит от развития междисциплинарных когнитивных исследований.