Already a subscriber? - Login here
Not yet a subscriber? - Subscribe here

Browse by:



Displaying: 1-10 of 22 documents

Show/Hide alternate language

editorial
1. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
И.Т. Касавин Ilya Kasavin
STS: опережающая натурализация или догоняющая модернизация?
STS: Anticipatory Naturalization or Catching up Modernization?

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Science and Technology Studies (STS) является одним из ведущих мировых трендов в философскомеждисциплинарных исследованиях, который обнаруживает явные параллели с российской традицией философии науки и науковедения. Анализ этой предметной области показывает, что перед STS сегодня стоят по крайней мере две задачи: избежать собственного идейного застоя и внести практический вклад во взаимоотношения науки и общества. Первая в целом решается в междисциплинарном взаимодействии философии и других дисциплин, изучающих науку. Решение второй задачи состоит в том, чтобы поддерживать баланс между нормой культурной автономии научного исследования, с одной стороны, и фактическим бытием науки как социального института – с другой. Обе эти задачи изначально предполагают акцент на философской точке зрения и некоторое снижение технологизма, свойственное STS. Нужно осмысление эмпирического бытия науки поставить в зависимость от изначальных задач философской рефлексии: соразмерить многообразие реальности с культурноисторическим разнообразием духа.
panel discussion: on our inner world and how it appears to us
2. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
Е.В. Золотухина-Аболина Elena Zolotuhina-Abolina
Как нам представлен наш внутренний мир?
On Our Inner World and How It Appears to Us

view |  rights & permissions | cited by
3. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
В.И. Пржиленский Vladimir Przhilenskiy
Внутренний мир в перспективе конструктивизма
The Inner World from a Constructivist Perspective

view |  rights & permissions | cited by
4. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
М.А. Белоусов Michael Belousov
Феноменологические концепции сознания и проблема внутреннего мира
Phenomenological Conceptions of Consciousness and the Problem of the Inner World

view |  rights & permissions | cited by
5. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
С.С. Мерзляков Sergey Merzlyakov
На каком языке субъективность говорит сама с собой?
In What Language Does Subjectivity Speak to Itself?

view |  rights & permissions | cited by
6. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
П.С. Куслий Petr Kusliy
Аспекты «внутреннего мира» и семантика естественного языка
Aspects of “the Inner World” and Semantics of Natural Language

view |  rights & permissions | cited by
7. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
Е.В. Золотухина-Аболина Elena Zolotuhina-Abolina
Ответ оппонентам
A Reply to the Opponents

view |  rights & permissions | cited by
epistemology and cognition
8. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
Tom Rockmore Tom Rockmore
A Progress Report on Cognitive Foundationalism and Metaphysical Realism
A Progress Report on Cognitive Foundationalism and Metaphysical Realism

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Metaphysical realism, though not under that name, runs throughout the entire Western tradition at least since Parmenides. His basic ontological claim, that is, that what is is and cannot not be, hence cannot change, influentially creates a central philosophical task. Cognitive foundationalism, whose exemplar is Descartes, is a cognitive strategy intended to respond to metaphysical realism. Plato rejects any form of a representational approach to knowledge in rejecting the backward causal inference from ideas in the mind to the world. The Cartesian strategy is based on a justified inference from the idea in the mind to the world, which reverses the Platonic criticism. Criticism of the Cartesian inference from the idea in the mind to the world supports Plato’s rejection of representationalism in all its forms.
9. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
Л.А. Микешина Lyudmila Mikeshina
Эклектика и синкретизм: к вопросу о системности научного знания
Eclecticism and Syncretism

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Рассматривается, как эклектика и синкретизм получали различные оценки в истории естественных и социальногуманитарных наук. Так, Р. Бойль «собирал идеи и факты по всему миру», а И. Ньютон был не только создатель механики, но и теолог, и алхимик. Это случай масштабного синкретизма, но не в виде смешения разнородного, а в виде параллельного научным текстам существования других текстов, не имеющих отношения к науке или разработанных вопреки ее принципам. На примере эклектических трудов С. Франка (XVI в.) представлены идеи В. Дильтея обэтом историке – «первом человеке Нового времени», а также А. Койре о становлении исторической науки, ее эклектизме. Показано, как изменялись оценки синкретизма и эклектики в истории европейской культуры, где господствовали требования теологии, философских систем, классической науки, но главное – принципы европейского логоцентризма. Это связано с новым осмыслением причины и следствия, динамизма структуры, осознанием историчности ценностей. На место бинарного отношения истинно–ложно пришли неопределенность, относительность, дискретность, разнообразие концепций, преодоление господства философских систем и самой системности философии. Это происходит в период модерна и постмодерна, когда переосмысливаются оценки и синкретизма, и эклектизма.
10. Epistemology & Philosophy of Science: Volume > 39 > Issue: 1
А.А. Крушанов Alexander Krushanov
Об эпистемологической самобытности коллективных познавательных процессов
On the Epistemological Originality of the Collective Cognitive Processes

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Эпистемологию коллективных познавательных процессов пока не принято выделять в качестве особой области гносеологии. Во всяком случае это еще не делается вполне определенным образом. Однако для такого самоопределения имеется вполне отчетливое основание – существование особенностей («коллективных когнитивных феноменов»), проявляющихся лишь в неиндивидуальных познавательных процессах.