Already a subscriber? - Login here
Not yet a subscriber? - Subscribe here

Displaying: 1-10 of 16 documents

Show/Hide alternate language

редакционная статья / editorial
1. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Александр Михай-лович Дорожкин, Андрей Николаевич Ткачев Alexander M. Dorozhkin
Особенности стиля мышления в теологии: эпистемологический анализ
Mode of thinking in theology and its peculiarities: epistemological analysis

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Когда исследователи различной дисциплинар-ной направленности обсуждают вопрос о тео-логии, то складывается впечатление, будто сам предмет теологии уже выяснен. Между тем можно наблюдать, что под понятием «теоло-гия» понимаются очень разные вещи. И, соот-ветственно, следствием подобного различия является непонимание и ряд недоразумений, связанных с тем, что речь идет о разном со-держании данного понятия. Очевидно, что ка-ждое из различных значений теологии имеет свою особую гносеологию. Данная статья по-священа рассмотрению вопроса о гносеологи-ческом положении теологии в зависимости от того, какое придается значение данному поня-тию. Далее в статье рассматривается взаимо-отношение некоторых значений «теологии», с одной стороны, и науки и философии – с дру-гой. Сравнивается теологическая (имеются в виду такие варианты понимания «теологии», которые открыты рациональному осмысле-нию) и философская перспектива исследова-ния. В связи с этим поднимается вопрос о до-пустимости различных вариантов рациональ-ности, тех стилях теологической мысли, кото-рые претендуют на рациональность своей по-зиции. Кроме того, в статье рассматривается тема гносеологического взаимодействия меж-ду разновидностями теологии, которые не ог-раничивают рациональность своего подхода, и теми видами теологии, которые полностью или частично отрицают право человеческого разума выступать в качестве теологического критерия. Отмечается, что разновидность тео-логии, близкая в гносеологическом смысле философии и науке, значительно менее рас-пространена, и показывается, что она может представлять интерес для других видов теоло-гии на базе уже существующей модели отно-шений между библейской и догматической теологией. Данная модель междисциплинарных теологических отношений и предлагается для взаимодействия между различными ви-дами понимания теологии.
дискуссия / discussions
2. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Антон Николаевич Фортунатов Anton N. Fortunatov
Галактика Зворыкина. Угасание телевизионной эпохи
The galaxy of Zworykin. The fading of the television era

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Представленная статья является результатом обработки выступления автора на философ-ском семинаре в Нижнем Новгороде. В своих размышлениях автор опирается на идеи, сформулированные в монографии «Эго-медиа. Социально-философские штрихи к истории те-левидения». Телевидение создает особую тех-ническую реальность, которая начинает воз-действовать на субъективную сторону челове-ческой жизни. В результате медиум, который традиционно считался нейтральным посред-ником, теперь сам становится субъектом ком-муникативного действия. Но телевизионные технологии уже достигли предела совершенст-ва, дойдя до границ человеческой физиологии. При этом сознание человека так и не было подчинено до конца.
3. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Илья Теодорович Касавин Ilya T. Kasavin
Социально-философская критика информационных технологий: пример телевидения
Socio-philosophical critique of information technology: the case of television

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Статья представляет собой комментарий к докладу А.Н. Фортунатова о природе современного телевидения. Соглашаясь с социально-критической интенцией доклада, автор выделяет три понятия, которые позволяют осмыслить предложенную тему в философско-теоретическом ключе. Это концептуальные пары «виртуальность – реальность», «конструкция – репрезентация» и «социальные технологии – социальные практики». На примере телевидения как особого культурного феномена и специфической технологии показывается, насколько современность укоренена в истории, познание – в деятельности, а техно-логия – в науке. Тезис о том, что медийность поглотила весь современный мир, оправдан не столько в своем универсалистском варианте, сколько как характеристика повседневности. Власть информационных технологий заслуживает как критической оценки, так и осмысления с точки зрения тех альтернатив, которые генерируются философией и гумани-тарными науками.
4. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Вадим Михайлович Маслов Vadim M. Maslov
«Эго-медиум» как феномен техногенной цивилизации
«Ego-medium» as a phenomenon of the technogenic civilization

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Теория техногенной цивилизации указывает, что техника и ее интенсивное развитие играют определяющую роль в современном обществе. Собственная логика развития техногенной цивилизации ведет мир к возможности постчеловеческих трансформаций. «Эго-медиум» – это современное информационное замыкание человека на самом себе. В этом общем плане «эго-медиум» – это современ-ная форма проявления информационно-виртуального вектора постчеловеческого раз-вития техногенной цивилизации. В фокусе предельных представлений о виртуальной реальности факт теории «эгомедиума» свидетельствует о том, что техногенная цивилизация сделала еще один шаг на пути становления постчеловеческих реалий. Теория «эгомедиума» задает еще одну положительную основу для формирования посттехногенной цивилизации. Анализ проблемы «эгомедиума» основывался на методе интерпретации и реконструкции философских взглядов, системном подходе, методе восхождения от абстрактного к конкретному, сценарном подходе.
5. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Евгений Валерьевич Масланов Evgeniy V. Maslanov
Телевидение и новые цифровые медиа: две стратегии конструирования мира
Television and new digital media: two strategies for constructing the world

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Статья посвящена сравнению телевидения и новых цифровых медиа. Телевидение и новые цифровые медиа занимаются конструированием социальной реальности на основе об-ращения к видимым свидетельствам. При этом телевидение выступает огромной машиной, способной производить достаточно целостные образы социальной реальности; более того, оно превратилось в корпорацию по производству социальных смыслов. Данные опросов показывают все меньшую популярность телевидения среди молодого поколения. Оно ориентируется на получение информации через новые медиа и социальные сети. Контент, представленный в этих медиа, связан с локальным конструированием реальности и персонифицирован, локален. В итоге это позволяет новым цифровым медиа формировать новые контексты конструирования мира.
6. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Дмитрий Юрьевич Шаталов-Давыдов Dmitriy Yu. Shatalov-Davydov
Субъект и предвосхищение. К вопросу о феномене телевидения
Subject and forestalling. To the question of phenomenon of television

abstract | view |  rights & permissions | cited by
В статье рассматривается интерпретация феномена телевидения, приведенная в книге проф. А.Н. Фортунатова «Эгомедиа. Социально-философские штрихи к истории телевидения», а именно тезис о предвосхищении как способности схватить предмет при помощи определенных технических средств и превратить его в объект реальности, ожидаемой глазом. На основании теорий П. Бурдье, П. Шам-паня, С. Жижека дается три ситуации и выводятся три модели предвосхищения: 1. предвосхищение журналиста, создающего репортаж (т.е. конструирование квазиреальности на основании медиа); 2. «реальность в движении» или рассказ о событии как оно есть с многочисленных точек зрения участвующих в событии (когда предвосхищение должно совпасть с ожиданием зрителя); 3. предвосхищение зрителя, разрешающего «рассказывать за него», перекладывающего свое знание или эмоции на то, что он ожидает увидеть (интерпассивность). В конце статьи делается вывод о предвосхищении как категории, устанавли-вающей взаимосвязь между техническими средствами, (квази)реальностью и субъектом предвосхищающим.
7. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Антон Николаевич Фортунатов Anton N. Fortunatov
Ответ оппонентам
Reply to critics

view |  rights & permissions | cited by
университет / university
8. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Петр Сергеевич Куслий Petr S. Kusliy
Как преподавать философию языка сегодня?
How to teach philosophy of language today?

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Анализируя учебное методическое пособие по преподаванию университетского курса по ана-литической философии языка под авторством А. Кулика, автор обсуждает широкий круг во-просов, связанных не только с преподаванием философии языка, но и того образа, который сегодня имеет данное философское направле-ние среди множества других направлений. Ос-новной проблемой преподавания философии языка сегодня автор видит историко-философскую ориентированность большинства курсов, исключением из которых не является и книга А. Кулика. Это положение дел частично связывается с тем обликом, который имеет философия языка в наши дни: ее основные и по-философски значимые достижения оста-лись в прошлом. Вместе с тем автор считает, что данное обстоятельство не делает неиз-бежной историко-философскую перспективу по отношению к философии языка, даже в рамках вводного курса. Для построения аль-тернативной перспективы на это философское направление автор предлагает набор тем, об-суждение которых, по его мнению, способно не только составить проблемно-ориентированный курс по философии языка. Эти темы, по мнению автора, также дают воз-можность разработать упражнения по фило-софии языка, направленные не на контроль за усвоением фактической историко-философской информации, а на выработку конкретных аналитических навыков, которые нередко ассоциируются с т.н. «аналитическим аргументативным духом».
концепция / viewpoints
9. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Антон Владимирович Долматов Anton V. Dolmatov
Понятие интеллектуальной добродетели как эпистемической нормы
The concept of intellectual virtue as an epistemic norm

abstract | view |  rights & permissions | cited by
Понятие эпистемической нормы является важным как в дескриптивном исследовании познания, т.е. в объяснении познавательной деятельности через смену или развитие нормативных систем, определяющих критерии знания, так и в выполнении прескриптивной задачи эпистемологии, т.е. в задании некоторых норм, которые полагаются надежными в достижении знания. Однако само понятие нормы не является самоочевидным и однозначным. Существует множество подходов к описанию структуры и содержанию норм, которые, как правило, исследуются в этике. Целью же этой статьи является рассмотрение возможности конкретизации эпистемической нормы через понятие интеллектуальной добродетели. В середине ХХ века обращение к аристотелевскому учению о добродетелях смогло помочь справиться с рядом трудностей (к примеру, бессодержательность и необоснованность основных этических терминов), неразрешимых в рамках основных этических программ, сформировавшихся в Новое время. Предполагается, что если источник трудностей в обосновании нормативной программы в этике и эпистемологии один и тот же, то этическая аргументация в пользу возвращения к аристотелевскому понятию добродетели может быть интересной и для эпистемологии. Данная аргументация прослеживается на примере работы Э. Энском. В работе рассматриваются два основных подхода к определению понятия интеллектуальной добродетели, которые принято сводить к «релайабилизму» (Э. Соса) и «респонсабилизму» (Л. Загзебски) в добродетельной эпистемологии. Предпочтение отдается именно второму подходу, т.к. в нем удается в наибольшей степени сохранить представление об ответственности познающего субъекта. Однако и это определение может быть дополнено представлением о вариативности в содержании добродетелей, которое возможно в рамках подхода А. Макинтайра.
особое мнение / opinion
10. The Digital Scholar: Philosopher's Lab: Volume > 1 > Issue: 4
Георгий Христович Шингаров Georgy H. Shingarov
Социоантропная идеализация объектов и явлений природы как предпосылка становления естествознания и медицины Нового времени
The socio-anthropic idealization of objects and natural phenomena as a precondition for modern period science and medicine

abstract | view |  rights & permissions | cited by
В статье показано, что важнейшей предпосыл-кой формирования науки Нового времени бы-ла «социоантропная идеализация» объектов и явлений природы. Еще Платон высказал мысль о том, что точными методами можно изучать только то, что создано человеком – корабль, здание и т.п., поэтому если мы хотим применять точные методы для изучения при-родных объектов или явлений, их нужно представить как нечто созданное, сконструи-рованное. Автор указывает на то, что, следуя данной идее, А. Везалий уподоблял живой ор-ганизм фабрике, Р. Декарт видел в нем меха-низм, У. Гарвей сравнивал работу сердца с ра-ботой механического насоса, а И.П. Павлов – работу желудка с работой химического заво-да. Основной метод естествознания Нового времени – эксперимент – есть не что иное, как выделение из хаоса природных явлений изу-чаемых сторон или процессов в чистом виде и представление их таким образом, что оказы-вается возможным их наблюдение и точное измерение. Так, Э. Торичелли открыл атмо-сферное давление, искусственно сконструиро-вав его. Таким образом, делает вывод автор, точное познание природных явлений и орга-низма человека опирается на конструирую-щую деятельность человека.